Вернуть себе солнце

Меньше всего Оксана Миняева похожа на человека с инвалидностью. Красивая, энергичная, солнечная, словно светящаяся изнутри теплом и позитивом. Смотришь на нее и не сразу веришь в ее страшный диагноз с четвертой, то есть последней стадией развития болезни. Но верь не верь, а инвалидность есть. И смертельный диагноз тоже… Был. Но теперь, слава Богу, уже в прошлом.

Оксана Миняева с младшей дочерью Марьяной
Оксана Миняева с младшей дочерью Марьяной

Страшный диагноз

Мне даже спрашивать Оксану страшно о том дне, когда все началось, не то что представить, что она тогда пережила. Но она рассказывает об этом спокойно. На дворе стоял январь 2016 года. Они большой и дружной семьей только-только отметили новогодние праздники. У ее родителей трое ребятишек, вот и Оксана с мужем мечтали о том же. И судьба действительно подарила им сыночка Матвея и двух дочек – Алину и Марьяну. Живи и радуйся, но… Однажды, стоя у зеркала, Оксана обнаружила на шее уплотнение. То, что со здоровьем неладно, поняла сразу. В последнее время стала замечать, что быстро устает, хочет спать, температурит. Но, как и большинство из нас, от тревожных сигналов просто отмахивалась: усталость списывала на загруженность (всё же трое ребятишек!), температуру – на то, что промерзла на работе, сонливость объясняла недосыпанием.
Обнаружив уплотнение, про онкологию тоже не подумала, решила, что это щитовидка шалит. Записалась на УЗИ щитовидной железы и к эндокринологу. Доктор предположила, что Оксана недавно переболела, и назначила курс антибиотиков. Но лечение ничего не дало – уплотнение не исчезло.
Слово «онкология» впервые прозвучало в апреле, а окончательный диагноз – лимфома Ходжкина (в простонародье рак лимфатической системы) был поставлен Оксане в мае и просто оглушил ее. На улице таял снег, светило солнышко, распускались на деревьях листья, ликовали в предчувствии лета птицы, но Оксана ничего этого не видела. Все это светило и распускалось вроде как и не для нее теперь. Ее мучили вопросы: «За что? В чем она виновата? Как будут жить без нее ее ребятишки? Почему именно она, ведь ей всего 32 года?» Она столько всего не успела. Куда-то спешила, спешила, но все равно не успела… Мечтала завести собаку, но откладывала. Хотела заняться спортом, но времени не хватало. Любила творчество, но рукодельничала урывками, по ночам. А еще они планировали съездить всей семьей куда-нибудь в теплые края. Куча желаний. И болезнь, вставшая на пути.

В кино все врут

Паниковала Оксана недолго. Она взяла себя в руки и решила, что будет бороться. Нет, она не ставила себе маленькую цель прожить год, два или дожить до 1 класса младшей дочки, как делают многие онкобольные. Она поставила одну, но очень большую цель – выздороветь! Стала в деталях представлять себе тот день, когда ей скажут о том, что она здорова: как она это воспримет, что сделает, как позвонит близким и сообщит, что смогла победить свою болезнь. Настраивал на позитив и муж Николай. «Ты выздоровеешь, — твердо сказал он, — дети без тебя не смогут. И я не смогу!» И эти слова Оксана до сих пор вспоминает с благодарностью.
Однако настроиться на лечение — это одно, а лечиться – другое. В общей сложности за полтора года Оксана прошла 8 курсов химиотерапии. «Но если вы думаете, что самое трудное в лечении – это боль или тошнота от лекарств, как показывают в кино, — говорит Оксана, — вы ошибаетесь. От современных препаратов как раз практически не тошнит. Видно, что люди, которые снимают подобное кино, не в теме». Самое тяжелое при лечении рака, по словам Оксаны, это атмосфера в больнице – удручающая, скорбная, беспросветная. И делают ее такой не врачи, а сами больные.
Когда она впервые приехала на лечение, женщины в палате говорили только о том, как страшна онкология, как она не щадит ни детей, ни взрослых, кто умер из их знакомых, а кто вот-вот умрет. И от таких разговоров действительно становилось тошно.

Когда все умерли

«Ну, хоть кто-то же живой остался? – не выдержала однажды Оксана. — Лучше расскажите про них. О детях, внуках своих расскажите!» Сама она отчаянно пыталась найти положительные примеры, чтобы ухватиться за них, как за соломинку, и выплыть, выжить, выздороветь.
В поисках положительных примеров перелопатила интернет. Прочла книгу излечившейся от рака Дарьи Донцовой «Записки безумной оптимистки». Словно мантру, повторяла слова лечащего врача, что лимфома Ходжкина – это не самый агрессивный вид рака и вполне поддается лечению. Вдохновлял ее и пример излечившейся от рака тети. А еще — рассказ знакомой, которая в 7 лет заболела раком, и ее отцу сказали: «Зачем Вы ее лечите? Она все равно умрет!» А он, сжав зубы, лечил. И вылечил! Вылечил! Девочка выросла, диагноз давно снят.
На свою следующую химию Оксана поехала во всеоружии — взяла ноутбук, чтобы смотреть хорошие фильмы, и моток пряжи со спицами. Она давно хотела связать Марьяше куклу, да руки не доходили, а тут времени полно: вяжи — не хочу.

Вернуть себе солнце, изображение №2

Кукла получилась очень трогательная. Марьяша ее из рук не выпускала и спала с ней, и в детсад с собой. Первый заказ на игрушку поступил Оксане как раз от Марьяшиного воспитателя, она просила связать куклу для ее племянницы. Оксана связала. И вдруг поняла, что вязание отвлекает ее от грустных мыслей, вытесняет болезнь.

Лечат игрушки и радости

С тех пор в больницу Оксана стала приезжать с большим баулом пряжи. Вязала для себя, но заказы на игрушки стали сыпаться на нее со всех сторон. Связать игрушку просили больные, работники больницы, знакомые Оксаны. «Получился небольшой бизнес», — смеется Оксана. Вырученные деньги она тратила на нитки и небольшие больничные радости.

Орхидея из фоамирана, которую смастерила Оксана
Орхидея из фоамирана, которую смастерила Оксана

«Радости во время лечения очень важны», — говорит Оксана и вспоминает, как они с соседками по палате после химии ходили на рынок за арбузом, а потом всю ночь бегали в туалет и смеялись над собой. Узнав об этом, лечащий врач похвалил: «Правильно, химия сработала, нужно быстро вымыть, выгнать ее из организма».
Оксана представляла себе, как арбуз гонит из организма отработавшую «химию» и улыбалась. Вот так же она рано или поздно выгонит и свою болезнь. И она ее выгнала. Хотя за долгих 18 месяцев лечения, конечно, в полной мере успела хлебнуть все «прелести», связанные с лечением онкологии — долгие разлуки с близкими, выпавшие после «химии» волосы, вопросы маленькой дочки: «Мам, где твои волосики?», мимолетные победы и тягучие дни отчаяния. Были откровенно тяжкие ночи. Одну Оксана запомнила особенно. У нее сильно упали лейкоциты, отвечающие в организме за иммунитет, и чтобы поднять их, ей ввели специальное лекарство. Оно «тянуло» лейкоциты из костной ткани, и Оксане казалось, что кости просто выворачивает, выкручивает. «Я теперь понимаю, что такое ломка у наркоманов», — говорит она. Где-то после четвертой химии у Оксаны был откровенный срыв, казалось, что болезнь не хочет отступать, пришлось даже обратиться к онкопсихологу. Та предложила Оксане нарисовать свою болезнь. И Оксана, сама психолог по образованию, к своему удивлению вдруг изобразила ее… желтым, солнечным, цветом. Психолог объяснила, что Оксана воспринимает свою болезнь неправильно — как нечто позитивное. «Возможно, так оно и было, ведь болезнь подарила много внимания и кучу свободного времени, которое можно было потратить на творчество», — пытается объяснить Оксана себе этот парадокс с профессиональной точки зрения. Болезнь, как крокодил из детской сказки, забрала, проглотила солнышко, подаренное ей маем. Чтобы вылечиться, солнышко надо было отделить от болезни, научиться жить и радоваться без нее.
Четко этот жизненный принцип – жить здесь и сейчас, наслаждаться каждой отведенной тебе минутой – сформулировал для Оксаны ее доктор уже после последней химии, при выписке, когда она спросила его о том, может ли вернуться ее болезнь? И Оксана этот принцип запомнила, заучила как мантру и повторяет, когда вдруг захандрит.
…Тот день, когда ей сказали на ПЭТ-КТ (метод диагностики онкозаболеваний), что метастазов не обнаружено, Оксана провела именно так, как когда-то мечтала. Как и сейчас, на дворе стоял декабрь. Она не помнит, какая на улице была погода, но уверена, что сияло солнце и пели птицы, пели для нее за тот май, за то лето, когда она их не слышала. Она шла по Красноярску и улыбалась всем подряд. А потом позвонила родным и обрадовала: «Я здорова! Здорова!»

Вернуть себе солнце, изображение №4

Безумная оптимистка

Сейчас Оксана живет так, что сама может стать для любого больного отличным примером для подражания. Она показывает мне медали с соревнований — 1 место по бочче и наклонам вперед, 2 – по броску мяча в обруч. Стопка грамот с разных выставок и конкурсов. Несколько полок с нитками и рукоделием – брошами, бантиками, игрушками, работами из фоамирана. Среди любимых игрушек – неуклюжий и оттого потешный вязаный мопс, которого Оксана связала себе еще в больнице, когда не могла завести настоящую собаку. А потом выздоровела и завела на радость себе и домочадцам.
«Жаль, что к морю из-за пандемии не поедешь», — вношу я нотку грусти в наш разговор, вспоминая еще об одной несбывшейся мечте Оксаны. «Но так ведь других радостей – леса, катания на санках и ватрушках — у нас никто не отнимал!» — не поддается она на провокацию.
Так что оптимизма у Оксаны не меньше, чем у Дарьи Донцовой. Книгу, конечно, писать она пока не собирается, но вот мастер-класс по одной из последних своих работ оформила. По нему любой может связать симпатичную Божью Коровку Милу из «Лунтика». И знаете, что удивительно в этой истории лично для меня? То, что именно божью коровку наши предки-славяне считали олицетворением невесты Солнца, СВЯЗУЮЩИМ звеном, посланником, НИТОЧКОЙ между Богом и людьми. Они верили, что через божьих коровок Бог слышит наши обращения к небесам и через них же передает, что они будут исполнены. Так что, если ваше солнышко куда-то пропало, берите, как Оксана, в руки нитки и срочно его вызволяйте.

Виктория КУДИНОВА

Записи созданы 502

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх