От легенды – к реальности

Продолжая историю семьи купца Ермолаева, который в 1909 году в Гурьевске построил торговый дом, являющийся сегодня Гурьевским краеведческим музеем и памятником архитектуры регионального значения, расскажу об одной встрече, которая не только дополняет эту историю, но и является ее достойным продолжением. 

Несколько лет назад в Гурьевский краеведческий музей позвонил Александр Жаворонков и представился правнуком того самого купца Ермолаева. Между ним и сотрудниками музея произошел обмен информацией и фотографиями. В архивах музея остались контакты Александра Валентиновича, и, вроде бы, не было повода его беспокоить, пока не началась реставрация музея. Мы решили, что ему будет небезынтересно узнать судьбу этого здания и как потомку нашего земляка Ермолаева и как – это как знак небес! –архитектору-реставратору, каковым он является по образованию и роду своей деятельности. Александр Валентинович Жаворонков живет и работает в Крыму и занимает должность заместителя председателя Государственного комитета по охране культурного наследия Республики Крым, заведующего архитектурно-реставрационным отделом. Мы написали ему письмо и в скором времени получили ответ. А так как я планировала отпуск провести в Крыму, я предложила встретиться. Встреча произошла в г. Симферополе в одном из кафе в центре города. У читателей «Знаменки» есть уникальная возможность узнать, какой состоялся разговор с Александром Валентиновичем Жаворонковым. 

— Александр Валентинович, расскажите, потомком в каком поколении Ермолаевых Вы являетесь? Как ниточка от гурьевского купца тянется к Вам? 

— Появление меня в этой истории связано с воспоминаниями моей мамы, многое она в свою очередь узнала от бабушки и от деда. Мой дед Павел – это младший сын купца Ермолаева, а моя мама — его внучка. Мама рассказывала о Гурьевске, о доме, который там был построен. Благодаря выразительному имени моего прадеда – Наркиз Ермолаев – удалось какую-то информацию найти в интернете. Я записал все, что вспомнила мама. К сожалению, ее уже нет, она умерла весной этого года… Я составил генеалогическое древо, собрал фотографии. Моя мама жила в Ульяновске, и когда ее не стало, семейный архив был перевезен к нам. Я еще не занимался им детально, думаю, там может быть много интересного. 

— А что Вы знаете о жизни своего деда Павла? 

— Знаю, что дед познакомился с моей бабушкой Ольгой Ивановной в Северодвинске. Он «прикормил» ее сухарями и сахаром (смеется – от ред.). В начале войны, ему тогда было 28 лет (он 1913 года рождения и скорее всего родился в Гурьевске), он получил предложение работать либо в Питере, либо в Северодвинске (в то время Молотовске). Он решил, что поедет на север строить город. Так он оказался в Северодвинске. Там был военный завод, на котором проводились испытания подводных лодок. Мой дед работал в экспериментальных мастерских, которые занимались сваркой титана. Я не думаю, что он был руководителем, скорее всего – одним из научных сотрудников (информация была сильно засекречена и дома нам многого не рассказывали). Там они с бабушкой поженились и прожили практически всю жизнь. Уже на пенсии переехали в Ульяновск, где дед и умер. Деда не стало, когда мне был один год. 

У деда были три родных брата Владимир, Михаил, Борис и сестра Лидия. Но дед, насколько я знаю, с ними не общался, и я ничего не знаю о них и их семьях. Знаю только, что Михаил был военным, а у Бориса было много детей. Возможно, когда-нибудь я займусь поиском моих родных по этой линии. Мне, в частности, интересна судьба Лидии, это старшая дочь Наркиза Ермолаева и старшая сестра моего деда, которая работала в советском посольстве в Китае. 

— Сколько детей было в семье вашего деда Павла?  

— Трое – Наталья (моя мама), Геннадий (его младший сын). Был еще старший сын, он погиб в 23 года. 

— Расскажите о себе и своей семье. 

— Я родился в Северодвинске. Это прекрасный северный город, где познакомились мои дед с бабушкой и мама с папой. Я там прожил до 18 лет, потом уехал в Москву. Это были 90-е годы. Познакомился со своей супругой. Родились дети, и до 2016 года я жил в Москве. Сейчас мы с семьей живем на два города – Москва и Симферополь. Здесь я нахожусь на госслужбе, занимаюсь охраной объектов культурного наследия. Жена с дочкой Дариной живут в Москве. Сын Радомир здесь, в Крыму, учится на архитектора. Видимо, как и предков, нас увлекают необычные имена и есть способности к строительству (смеется). 

— А что еще у Вас, по Вашему мнению, от Ермолаевых? 

— Мне мама всегда говорила, что у меня должна быть тяга к лошадям, потому что Ермолаевы — и прадед, и прапрадед — занимались коневодством. В Гурьевске, по архивным данным, у них был конный завод. Эта страсть проснулась и во мне. Сейчас у меня есть конь. 

— Как Вы почувствовали в себе архитектора? 

— Я выбрал профессию целенаправленно и осознанно. Я люблю эту историю рассказывать своим детям. У меня отец, его звали Валентин Михайлович, работал на стройке. Я частенько бывал у него и видел людей в белых касках с рулонами чертежей. И я всегда понимал, что тоже буду заниматься этим, тоже буду ходить по стройке в белой каске (говорит с иронией – от ред.). Эта уверенность в меня была заложена с детства. Отец работал сварщиком. А в условиях севера это тяжелый труд, который, к сожалению, не способствует долголетию. Отца не стало в 51 год, мне тогда было 19 лет. 

Я выбрал профессию архитектора-реставратора, у меня было много хороших учителей, и с 1998 года я плотно иду по этой стезе. Мне это интересно. Сейчас я заканчиваю аспирантуру Крымского федерального университета (КФУ), пишу диссертацию, и после защиты планирую вернуться в Москву. 

— Что Вы как специалист можете сказать о здании, построенном Ермолаевым в Гурьевске? 

— Здание построено в «псевдорусском стиле», хотя, наверное, более правильным термином будет «кирпичный стиль» как объединяющий несколько стилевых эклектических направлений в архитектуре. Но ведь мой прадед не был архитектором! Мне в этой теме, связанной со зданием в Гурьевске, прежде всего интересна архитектурная составляющая. Принципиально важно знать, кто проектировщик этого здания, кто его строил. Если будет известен автор проекта, можно будет провести аналогию между зданиями, созданными этим зодчим, и понять ценность и уникальность этой постройки. Эта тема таит в себе огромное количество открытий, причем самых неожиданных. Представьте себе Гурьевск в то время: одноэтажные деревянные дома, а то и землянки. И вдруг Ермолаев решает строить двухэтажное кирпичное здание. Это деньги, очень большие деньги! Значит, он понимал, что у города есть будущее, значит, он планировал там жить и работать. Моя бабушка, например, совсем не помнила, что семья деда какое-то время жила в Томске. В ее воспоминаниях Ермолаевы уехали в Среднюю Азию сразу же из Гурьевска. Хотя достоверно известно, что несколько лет Ермолаевы жили в Томске, и там у них тоже был свой особняк. В этой истории еще много «белых пятен». Мне интересно поизучать томские архивы, чтобы понять, как складывалась жизнь семьи после Гурьевска. Когда-нибудь, я думаю, этим займусь. Просто мы многими вещами начинаем интересоваться с возрастом… 

— Возрождение музея стало для гурьян настоящей мечтой, потому что жалко было бы потерять такое уникальное для нашего города здание. Последние несколько лет оно стояло закрытое для посещений, потому что было в аварийном состоянии. Глава Гурьевского округа Станислав Черданцев сказал, что музей, во что бы то ни стало, восстановим. Это авантюра с его стороны, потому что финансирования этого проекта, по сути, нет. Спасибо губернатору Сергею Цивилеву, который поддержал эту инициативу и выделил средства из областного бюджета на первый этап реставрации. Подключаются жители, перечисляют средства в Фонд социальных программ. Идет работа с потенциальными спонсорами. В общем, реставрация музея в Гурьевске сегодня одна их ключевых тем. Срок реставрации обозначен до июля 2021 года. 

— Оптимистично! Молодец ваш глава, вы все молодцы, что не безразличны к судьбе этого здания. Слава Богу, что в нем располагается музей, потому что это уже достояние государства. 

— Есть такая проблема, как переход памятников архитектуры в частные руки? 

— На самом деле это не проблема. Нам надо всячески стараться передавать архитектурные памятники именно в частные руки, потому что у государства никаких бюджетов не хватит их восстанавливать и сохранять! Государство должно создавать условия, разрабатывать механизмы и инструменты передачи этих объектов собственникам. Государственно-частное партнерство позволит во многом решить вопросы сохранения наследия. Наиболее сложные вопросы сохранения памятников архитектуры сегодня, это когда в них располагаются жилые квартиры. Или, например, сохранение памятников Великой Отечественной войны. В 70-80-х годах было построено очень много мемориалов, создано воинских захоронений. В свое время колхозы-миллионеры, заводы тратили на это огромные деньги. Прошло 50 лет, сегодня эти объекты требуют ремонта или реставрации. На какие средства это делать? В Крыму таких памятников почти тысяча — скульптуры, монументы, стелы. В рамках федеральной программы мы приведем в порядок 100 таких памятников. Но ведь это только десятая часть! 

— А если собственник использует здание — памятник архитектуры — под торговый центр или ресторан? 

— Пусть это будет торговый центр или ресторан, главное, чтобы человек, вкладывающий деньги в этот объект, делал это адекватно, с пониманием стиля, уникальности здания. Например, здание, построенное купцом Ермолаевым, изначально создавалось как торговая лавка. И если бы оно сегодня представляло собой объект торговли, не было бы ничего страшного. Оно бы, по сути, сохранило бы свое историческое предназначение. Но у него своя судьба. Сегодня это музей. Я думаю, что после реставрации можно будет ставить вопрос об изменении статуса этого объекта и говорить уже о его федеральном значении. Именно как музея. Я был удивлен, узнав, что в год его посещают порядка 15 тысяч человек! У вашего города есть туристический потенциал? 

— Конечно. У нас работает старейший в Сибири металлургический завод, много объектов духовной культуры, есть прекрасный сосновый бор, горнолыжный комплекс. У Вас есть в планах посетить наш город, познакомиться с нашими красотами, посмотреть, как идет реставрация? Одним словом, прикоснуться к своим сибирским корням?.. 

— Очень хочу приехать. Возможно, я это сделаю зимой. Я люблю путешествовать, и много путешествую, объехал полмира. А свою страну, к сожалению, не знаю, поэтому приходит понимание, что надо путешествовать и по своей стране тоже. Я буду следить за публикациями о ходе реставрации музея, за новостями, постараюсь еще собрать материалы из семейных архивов, по возможности, запустить работу по изучению историко-архивных материалов в Томске. И все, что найду, передам в Гурьевский музей. 

— Это, без сомнения, дополнит историю семьи купца Ермолаева, а значит, и историю Гурьевска, и очень надеемся встретиться с Вами уже на нашей земле! 

Елена БЕСЕДИНА 

Записи созданы 343

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх